Георгиевская ленточка

вторник, 23 февраля 2016 г.

Поздравления

С Днем защитника Отечества!
Дорогие друзья, читатели блога!
Каждый год в этот памятный день в блоге появляются поздравления. Они были   опубликованы Здесь, ЗДЕСЬ, и ЗДЕСЬ.
Сегодня в непростое для нашей страны время хочется от всей души поздравить всех мужчин, служивших в Армии или находящихся сейчас на службе, будущих воинов – наше подрастающее поколение, а особенно ветеранов, участников Великой Отечественной войны, Афганской и др. войн – с замечательным мужественным праздником – ДНЕМ ЗАЩИТНИКА ОТЕЧЕСТВА!
Искренно пожелать им всем – крепкого здоровья, счастья, радости и удачи во всех делах, мирного неба над головой и мужественно исполнять свой воинский долг, а мы их будем любить, помнить и молиться за них всегда, также как и за свою страну – РОССИЮ!
Предлагаю вам сегодня, дорогие друзья, прочитать необыкновенно эмоциональный, хватающий за сердце, рассказ «Меня нашли в воронке», стихотворение погибшим в Сирии летчикам, которое написала официальный представитель МИД РФ Мария Захарова и просмотреть видеоклип, посвященный 23-ему февраля.
С праздником, дорогие друзья!
МЕНЯ НАШЛИ в ВОРОНКЕ (автор — Ивакин Алексей Геннадьевич)
Пронзительный текст. Проникающий до глубины души. И, как мне кажется, лучше всего подходящий ко Дню Защитника Отечества.

Меня нашли в воронке. Большой такой воронке — полутонка хорошие дыры в земле роет. Меня туда после боя скинули, чтобы лежал и воздух своим существованием больше не портил. Лето сменилось зимой, зима летом, и так 65 подряд лет. Скучно мне не было, тут много наших, да и гансов по ту сторону дороги тоже хватает. В гости мы, конечно, не ходили друг к другу. Но и стрелять уже не стреляли. Смысла нет. Но и война для нас не закончилась. Все ждем приказа, а он никак не приходит...
А нашли меня осенью. Листва еще была зеленая, но уже готовилась к тому, чтобы укрыть нас очередным одеялом. Хотя мертвые не только сраму не имут, но и холода не боятся. Чего нам бояться то? Только одного...
Нашли меня случайно, молодой парнишка, чуть старше меня, лет двадцати, наверно. Сел на краю воронки, закурил незнакомым ароматным табаком, и с ленцой ткнул длинным щупом в дно. И надо ж, прямо в ногу мне попал. Он прислушался к стуку металла о кость, ткнул еще несколько раз, и, отплюнув в сторону недокуренную папиросу с желтым мундштуком, спрыгнул вниз. Расточительные у нас потомки. Мы самокрутку на четверых порой делили. В несколько взмахов саперной лопатки, он снял верхний слой почвы надо мной.
«Есть!» — воскликнул он, когда его лопатка отвратительным звуком ширкнула мне по черепу. Больно мне не было. Было радостно и удивительно — неужели? Пацан отложил инструмент в сторону и достал немецкий штык-нож. Интересно, где он его взял? На той стороне подобрал? Не похоже, вроде... Блестит, как новенький. Не то, что мой, от трехлинейки. Тот после последней моей атаки так и заржавел нечищеный.
По косточке он начал поднимать меня, а я пытался подсказать ему, где, что лежит. Конечно, мне все равно — подумаешь, зуб тут останется, или там палец, но как-то не хотелось часть себя оставлять.
Ну не хотелось... 

Жалко медальон осколком разбило. Хоть бы весточку моим передали, где я да что я. Впрочем, вряд ли бы она дошла. Брату, сейчас наверно уже лет 70... Где он сейчас? Жив ли? Или ждет меня уже там? Ну а Ленка точно не дождалась. И правильно сделала. Эй, эй! Парень! Куда глину кидаешь? Это ж сердце мое, пусть и бывшее! Не услышал. 
Хотя сердце тогда в лохмотья разорвало.
Когда мы бежали по полю, к дороге, земля в крови, кровь на сапогах, тогда и шмальнуло. Я сразу и не понял, пробежал еще метров сто, траншея с фрицами приближалась, хочу прыгнуть уже, смотрю, а винтовки нет, и граната из руки будто выпала... Оглянулся, а тело мое лежит, голова вдрызг, грудь разворочена и только ноги в ботинках еще дергаются. 
Сейчас даже смешно. А тогда страшно было. И чего делать — не знаю. Упал, пополз обратно, пытаюсь винтовку схватить, а не могу. И мычу, мычу... 
Мне б дураку «Отче наш» вспомнить... А как его вспомнить, если я его и не знал никогда. Комсомольцам религиозный опиум ни к чему. Это мне еще отец объяснил, когда колокола с церкви сбрасывали и крест роняли. Ну, а наши немцев из траншеи тогда все-таки выбили. Покрошили не мало, но и нас полегло — почти весь батальон. Потом половину оставшихся собрали, и они ушли над лесом на восход.
Как были — с пробитыми касками, в бинтах оторванными ногами они шагали над землей. Красиво шли. Молча. Не оглядываясь.

А мы остались. А парень нашел осколки медальона и матюгнулся так, что с рябинки над ним листочки посыпались. От расстройства снова закурил, разглядывая находку. И тут подошел второй. Первый молча протянул ему остатки медальона. Второй только вздохнул: «Эх, блин, еще один неопознанный»
Первый молча кивнул, докурил и снова спустился ко мне.
Да ладно вам, ребята, хотелось мне сказать, не переживайте. Я без вести пропавший, обычный солдат. Таких, как я, много. Только подо мной в воронке еще 10 наших. Из нашего взвода. И все рядовые, которых никогда не опознают. У кого потерялся медальон, у кого записка сгнила, а кто и просто не заполнил бумажку. Мол, если заполнишь — убьет. А войне похрену на суеверия. Она убивает, не взирая на документы, ордена, звания и возраст.
Вон рядом совсем, сестричку с нашим лейтенантом накрыло одной миной. Она его раненного уже вытаскивала с нейтралки. У комвзвода, кстати, медальон есть. Я точно знаю. 
Мужики! Найдите их! Вместе мы тут воевали, потом лежали вместе.
Хотелось бы и после не расставаться.
Так думал я, когда наше отделение пацаны в грязных камуфляжах тащили в мешках к машине. 
Так думал я, когда нас привезли на кладбище, в простых сосновых гробах — по одному на троих. 
Так думал я, когда нас тут встретили ребята с братских могил. В строю, как полагается. 
Так думаю я и сейчас, уже после того, как они проводили нас над лесом на восток. И оглядываясь назад, я прошу — мужики! Найдите тех, кто еще остался!
Мария Захарова посвятила стихотворение погибшим в Сирии лётчикам
Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова поздравила российских военнослужащих с Днём защитника Отечества и посвятила погибшим в Сирии лётчикам стихотворение.
"Сегодня я не столько всех поздравляю, сколько благодарю. Спасибо! И не судите строго — это не стихи, это от души"
24 ноября 2015 года
Помянем, братья, тех,
Кто мир собой закрыл,
Про личный свой успех
Для нас навек забыл.

Помянем их мольбой,
Чтобы простили те,
Кто нас не взял с собой,
Оставив на земле.

Помянем их стократ
И рюмкой, и слезой,
И горечью наград
За их прощальный бой.

Помянем стоя все,
Склонившись над травой.
Они ушли там, где
Свет прячется за мглой.

Протянем руки к тем,
Глаза чьи слёз полны,
Чей дом осиротел
От ужаса Беды.

Помянем их, прошу,
Помянем миром их,
Погибших за страну,
За честь и за своих».
С 23-м февраля! С праздником, дорогие мужчины!

2 комментария:

  1. Спасибо))) пробрало, зацепило, задумалась. Перечитала несколько раз...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Анна Борисовна, точно также я почувствовала и поступила, "мурашки" от рассказа, перечитала еще раз. Интересная форма подачи - от убитого бойца. Очень просто и очень..."цепляет", Вы правы.
      Благодарю Вас за ПРОЧТЕНИЕ поста и мнение о нем. Рада, что наши мнения и ощущения совпадают. СПАСИБО!

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...