Георгиевская ленточка

среда, 27 июля 2011 г.

Любителям японской поэзии

Знакомимся с японской поэзией
Среди наших читателей  большой популярностью пользуется японская литература и, в частности, поэзия. Несколько лет назад мы даже специально проводили мероприятие, посвященное Востоку, восточной литературе и затрагивали японскую поэзию (творчество Мацуо Басё и других поэтов Золотого века хайку). Некоторые местные поэты настолько попали под влияние  поэзии хокку (с ХIХ века  - хайку), что сами начали писать в этом жанре. Предлагаем всем любителям японской поэзии наши материалы.
По  сравнению с китайской японская литература взяла довольно "поздний старт". Это объясняется тем, что государственность в Японии сформировалась только в VI - VII вв., когда одновременно  стала распространяться и письменность. Причём, японцы позаимствовали китайскую иероглифическую письменность, которая для всего Дальнего Востока сыграла такую же объединяющую роль, как латынь в средневековой Европе. Японцы научились писать и читать намного позже китайцев. Государство создавало школы для подготовки чиновников, где изучали законы, классические произведения китайской истории, прозы и поэзии. Кроме чиновников грамотой владели многие буддийские монахи, которые читали священные буддийские тексты - сутры - не на языке оригинала (санскрите), а в переводе на китайский. В VIII - IX вв. появилось много произведений, написанных по-китайски  самими японцами. Это и  исторические хроники, поэтические сборники, и буддийские сочинения.
Только в Х веке японская культура, насытившись заимствованиями из Китая, начала развиваться самостоятельно. Именно тогда была изобретена азбука кана. В сочетании с иероглифами, которые теперь читали на японский лад, она позволила графически передавать звуки живой разговорной речи. И литературные склонности японского народа смогли проявиться в полной мере. Культура Японии не породила признанных миром мыслителей, зато писатели и художники этой страны и поныне составляют её гордость.
 Японцы полагали, что поэзия важнее прозы: искусство поэзии придумано богами, а проза - изобретение человека. Для полноценной светской жизни придворным необходимо было знать классические стихи. Они и сами занимались сочинительством.
Как правило, стихи не слагали "просто так" - в одиночку, для себя и без явного внешнего повода. Их было принято сочинять публично - и экспромтом. Повеление императора (обычно это случалось во время застолья), коллективное любование природой,  любовная встреча (или прощание) - вот что побуждало поэтов к стихотворству.  "Создание стихотворения должно происходить мгновенно, как дровосек валит могучее дерево, или как воин кидается на опасного противника, точно так же, как режут арбуз острым ножом или откусывают большой кусок от груши." ( М. Басё)
Немало стихов слагали на поэтических турнирах. Очень часто такие состязания устраивал сам император, который давал для них тему, например "Цветение сливы". Придворных разделяли на две команды - на  "левых" и "правых". Задача соперников состояла в том, чтобы сочинить стихотворение, которое послужило бы достойным ответом. Судья объявлял победителя по каждой паре произведений и по турниру в целом.
Вот пример стихотворений, сочинённых в X в. на одном из таких турниров:
Капельки  дождя  весеннего
Повисли на ветках ивы зелёной,
Как если бы
Горсть жемчужин
На нити нанизали.

А вот ответ соперников:
Нежно - зелёны
Ивовые нити.
Сплелись и спутались
Под ветерком
Весенним.

Оба стихотворения судьи признали одинаково удачными.
Из отдельных стихотворений было принято составлять сборники - антологии. Наибольшим успехом пользовались антологии, появившиеся по императорскому указу. Первая из них  -  "Кокинвакасю", или "Кокинсю" ("Собрание старых и новых стихотворений"; 905г.). Её главный составитель - знаменитый поэт Ки-но Цураюки (868 - 945) - в предисловии писал:  "Песни Японии… прорастают из семян сердец людских, обращаясь в бесчисленные листья слов. В мире многое случается с людьми, и все помыслы, что лелеют они в сердце, что видят и слышат, - всё высказывают  в словах. Слушая трели соловья, что распевает  среди цветов, или голоса лягушек, обитающих в воде, понимаем мы, что каждое живое существо слагает свои песни. Не что иное, как поэзия, без усилия приводит в движение Небо и Землю, пробуждает чувства невидимых взору богов и демонов, смягчает отношения между мужчиной и женщиной, умиротворяет сердца яростных воителей. Песни эти родились с появлением Неба и Земли."
Стихотворения в антологиях распределялись по рубрикам. Неизменными всегда оставались две: времена года и любовь. В природном цикле стихи следовали за реальными изменениями от весны к зиме. Например, в "весенних песнях" вначале помещались стихи, посвящённые цветению сливы, затем - сакуры (вишни) и т.д. Порядок расположения любовных стихов был таким же: от предчувствия любви к её неизбежному увяданию. В результате из разрозненных стихотворений  многих поэтов  получалось нечто вроде поэмы коллективного сочинения. В отличие от европейских антологий, куда попадали лучшие стихи самых известных поэтов, японские включали произведения, которые не просто хороши сами по себе, но наилучшим образом сочетаются друг с другом. Поэтому самые яркие стихи,  в которых личность автора проявляется с наибольшей силой, в эти антологии не попадали.
      Мацуо  Басё  (1644 - 1694)
Предлагаем познакомиться с творчеством знаменитого японского поэта Мацуо Басё. Ещё при жизни скромный «старец Басё» (он прожил всего 50 лет) стал кумиром стихотворцев и любимцем читателей. В  ХIХ веке он был официально канонизирован указом императора Мэйдзи, получив почетное звание «Божество летучих звуков». Кроме него, такой чести  был удостоин лишь один бард, великий поэт  VIII века Какиномото Хитомаро.       
В конце ХVII века по дорогам Японии долгие годы странствовал человек уже не первой молодости и некрепкого здоровья, по виду похожий на нищего. Это был великий японский поэт  Басё. Нищета стала как бы символом его духовной независимости. Творчество Басё  в Японии считается хрестоматийным. Он самый известный японский поэт. Басё знаменит своими стихами и странствиями. В сознании современного японца его образ ассоциируется прежде всего с дорожным посохом и теми многочисленными стихами хокку, которые он написал во время бесконечных путешествий:
Странник! - это слово
Станет именем моим.
Долгий дождь осенний…

Лирика Басё по праву может быть названа философской; чувственность и любовь полностью отсутствуют в его стихах.
Родился поэт в провинции Ига в семье небогатого, но весьма образованного самурая (и отец, и старший брат зарабатывали на жизнь преподаванием каллиграфии). Его настоящее имя  - Мацуо Мунэфуса, но миру он известен по своему литературному псевдониму - Басё.
Басё было 28 лет, когда в 1672г. он отправился в крупнейший город того времени - Эдо (ныне Токио). Родные уговаривали его отказаться от этого "безрассудного" поступка, но желание окунуться в литературную жизнь Эдо взяло верх. Отправляясь  в путь, он прикрепил к воротам дома своего друга листок, на котором были начертаны такие стихи:
Облачная гряда
Легла меж друзьями…Простились
Перелётные гуси навек.

В Эдо начинающий поэт примкнул к школе Данрин, последователи которой черпали вдохновение в событиях повседневной  жизни  горожан,  расширяя  традиционный поэтический словарь. Однако вскоре рамки школы оказались для Басё тесны: жанровые картинки, которыми были наполнены стихи последователей школы Данрин, не могли удовлетворить его. Басё обратился к китайской классической поэзии, столь богатой размышлениями о сути человеческой жизни. Особенно близким ему было творчество Ли Бо, Ду Фу и Бо Цзюй-и.
Жизнь Басё в Эдо складывалась трудно. Он стал учителем поэзии, у него появились ученики, большинство из которых были также бедны, как и он сам. Один из них убедил своего отца подарить поэту крошечную хижину у пруда. Возле этого убогого дома Басё посадил саженцы банановой пальмы (япон. "басё"), отсюда и его псевдоним. Описание хижины и окрестного пейзажа на фоне смены времён года органично вплетается в творчество поэта. Звук капель дождя, падающих на широкие листья банана (в отличие от настоящего банана это японское дерево не приносит съедобных плодов), был особенно мил поэту:
Как стонет от ветра банан,
Как падают капли в кадку,
Я слышу всю ночь напролёт.

Первый сборник, который принёс Басё известность, увидел свет в 1680 г. В нём уже хорошо видно, что движущей силой творчества Басё становится прежде всего "околотелесный" природный мир, воспеваемый человеком, который осознал его вечную красоту и собственную бренность.
Бедность была чужда идеалам той эпохи: жажда удовольствий, покупаемых за деньги, пронизывала жизнь горожан. Басё же ощущал себя последователем даосов и буддийских монахов, которые, не обращая внимания на внешние признаки благополучия, ставили своей целью духовное самосовершенствование. Недаром его любимым японским поэтом был монах-отшельник Сайгё (12 век). Равнодушный к материальным ценностям, Басё был чрезвычайно строг к собственному творчеству и к творчеству многочисленных учеников. Одному из них он сказал: "Тот, кто за свою жизнь создал три-пять превосходных стихотворений, - настоящий поэт. Тот же, кто создал десять - замечательный мастер".
Более всего Басё известен трёхстишиями - хокку. Эти трёхстишия часто выглядят по-детски наивными, но на самом деле за ними  - упорный труд стихотворца и богатейшая поэтическая и философская традиция Дальнего Востока. Вот, например, один из признанных шедевров Басё, одно из самых знаменитых стихотворений в истории японской поэзии:
На голой ветке
Ворон сидит одиноко.
Осенний вечер.

Казалось бы, простая зарисовка с натуры. Но следует иметь в виду, что это - всезнающий ворон, который символизирует буддийскую отрешённость от суетного мира. Кроме того, искушённый читатель  видел в запечатлённом поэтом вороне намёк на знаменитого буддийского монаха и мастера чайной церемонии Иккю: он достиг просветления - сатори - в тот момент, когда закричал ворон, считавшийся солнечной птицей, а монахи уподобляли просветлённое сознание солнцу, увиденному в полночь.
Важна  и  фонетическая  ориентация  стихотворения, аллитерационный ряд: ворон – это "карасу", что перекликается со словом "карэ" - голый, "аки" - осенний, "курэ" - вечер. К работе над этим стихотворением поэт возвращался в течение нескольких лет, пока не создал окончательный текст. Это говорит о том, как упорно Басё работал над каждым словом. В стихотворении нет ничего лишнего, всё предельно просто. При помощи нескольких умело выбранных деталей создана картина поздней осени. Поэт изобразил реальный пейзаж возле своей хижины и через него - своё душевное состояние. Не об одиночестве птицы говорит он, а  о своём собственном.
Многие стихи Басё навеяны преданиями, легендами и сказками. Его понимание красоты имело глубокие народные корни. В эпоху Басё, в XVII веке, простым людям жилось очень трудно - и в городе, и в деревне. Поэт был свидетелем многих бедствий. Он видел детей, кинутых на верную гибель обнищавшими родителями. В одном из его дневников есть такая запись: "Возле реки Фудзи  я  услышал, как жалобно плачет покинутый ребёнок лет трёх от роду. Брошенный, он горюет о своих близких, пока ещё теплится в нём жизнь, летучая, как росинка. Проходя мимо, я бросил ребёнку немного еды из своего рукава".
Грустите вы, слушая крик обезьян,
А, знаете ли, как плачет ребёнок,
Покинутый на осеннем ветру.

Басё также считался мастером "рэнку" ("сцеплённых  строф"), но только  "хокку" выдержал испытание временем. Форма лирической миниатюры требовала от поэта жёсткого самоограничения и в то же время, придавая весомость каждому слову, позволяла подсказать читателю и разбудить его творческое воображение. Японская поэтика учитывала встречную работу мысли читателя. Так удар смычка и ответное дрожание струны вместе рождают музыку. Вообще  весь строй японской жизни, протекавшей в условиях замкнутого географического пространства, вызывал стремление японцев к малым формам в культуре, созданными скупыми средствами. Отсюда любовь японцев к лаконизму. Выбранная японцами стихотворная форма (хокку) с наибольшей выразительностью характеризует их тягу к малому.
Из сердцевины пиона
Медленно выползает пчела…
О, с какой неохотой!

Мацуо Басё сложил это стихотворение, расставаясь с гостеприимным домом своего друга.
Хокку, или хайку  - это миниатюрное нерифмованное трёхстишие (5 - 7 - 5 слогов). Оно образовалось в результате отсечения от танки (5 - 7 - 5 - 7 - 7) двух последних строк (по-японски "хокку" означает "начальные стихи"). Первое время это была преимущественно шуточная, пародийная поэзия ("хайку" в переводе с японского означает "комические стихи"). Затем содержание их стало серьёзным.
Основная тема хокку - нерасторжимое единство природы и человека, изменения, происходящие со сменой времён года. Поэтому стихотворения в жанре хокку располагают в поэтических сборниках всегда по сезонным рубрикам. В этом заключён глубочайший смысл: человек стремится слиться с природой, избавиться от всего случайного в самом себе, в конечном счёте - освободиться от своего "я". Природа в японской поэзии обладает божественной сущностью, так как служит средой обитания для местных божеств - ками. И хотя эти божества не изображаются в хокку, их многозначительное присутствие всегда ощутимо в подтексте любого произведения японской художественной культуры - будь то пейзажная живопись или стихотворение.
Существовали определённые правила сложения хокку. Практически в любом хокку присутствует "сезонное слово". Под этим термином понимались слова, которые указывали читателю на время года. Так, под словом "цветы" всегда подразумевались цветы сакуры, которая ассоциировалась с весной. При слове "луна" читатель переносился в осень, поскольку считалось, что лучшее время для любования луной - это ясные осенние ночи. "Увядшие травы" - зима, "день посадки бамбука" - лето. Хокку учит искать потаённую красоту в простом, незаметном, повседневном. Прекрасны прославленные, много раз воспетые цветы вишни:
Идёшь по облакам,
И вдруг на горной тропке,
Сквозь дождь - вишнёвый цвет!"
                    Кито.

Но больше всего японские поэты любуются роскошным великолепием, даже какой-то царственностью последних цветов осени - хризантем, которые появились в Японии в IV веке. Здесь им дали название "кику", что означает "солнце". Этот цветок стал символом Японии, он изображён на гербе страны, на монетах и ордене Хризантемы - высшей награде Японии. Нигде в мире нет такого любовного, внимательного, даже почтительного отношения к цветку, как в Японии.
О, сколько их на полях!
Но каждый цветёт по-своему -
В этом высший подвиг цветка!
                    Мацуо Басё.

Посадили деревья в саду.
Тихо, тихо, чтобы их ободрить,
Шепчет осенний дождь.
                    Мацуо Басё.

Памятник Мацуо Басё
Поэты хокку считали, что в стихотворении обязательно должно присутствовать саби - сопровождаемое печалью прекрасное и пронзительное чувство одиночества, уединённости. Отрешённость, созерцательность, обособленность помогали  освободиться от страданий. Поэтому сочинители хокку не воспевали любовь, т.е. обретение привязанности. Басё заклинал:
Бренный, я блуждаю…
Кукушка,
Сделай меня одиноким!

Кукушка в данном случае - это символ одиночества, бездомности, бессемейности.
Проявления саби японские поэты видели не только в природе, но и в каждодневном быту. Отсюда обилие жанровых зарисовок, которые, однако, служат всё той же цели - показать невыразимую пронзительность бытия. Вот пример: Басё "Ночлег в горном храме":
О, дай мне ещё послушать,
Как грустно валёк стучит в темноте,
Жена настоятеля храма!

Не менее, чем правила стихосложения, важны правила восприятия поэзии хокку. Японская поэзия выхватывает из потока жизни лишь наиболее значимую деталь, оставив читателю возможность творческого соучастия. Недоговорённость будит его мысль, даёт определённое направление внутренней работе. Этим японская поэзия очень похожа на живопись того времени (недаром поэты часто были и художниками). Трактаты о живописи утверждали: следует изображать только часть того, что видит художник, оставляя место на живописном поле для ничем не заполненного белого пятна, которое обладает не меньшим значением, чем само изображение.
Но вернёмся к биографии великого мастера хокку - М. Басё. Сильнейший пожар 1682 г. уничтожил многие кварталы Эдо. Не пощадил он и хижину поэта. Это подтолкнуло Басё отправиться в странствие, о котором он давно мечтал. С небольшими перерывами путешествия Басё продлились десять лет. В результате появилось несколько поэтических сборников, написанных вместе с последователями, и путевых дневников, в которых проза  соседствует со стихами. Наиболее известны "Кости, белеющие в поле", "Путешествие в Касиму", "Письма странствующего поэта", "Дневник путешествия в Сарасину", "По тропинкам севера". В них автор рисует яркие картины повседневной жизни, предаётся размышлениям о высокой сущности искусства, соединяя в одном тексте и "высокое" и "низкое". Стихи Басё всегда имеют второе дно, картины природы служат символами для иносказательного описания печалей и радостей человеческого бытия. Дерево сливы в зимний день - знак долготерпения, в результате которого расцветают цветы; унесённая  потоком воды спящая на листке цикада   символизирует непрочность жизни.
Уж осени конец,
Но верит в будущие дни
Зелёный мандарин.

Человек в произведениях Басё  лишь частица природы, и поэтому миссия поэта - не мироустроительная, а наблюдательная:
В чашечке цветка
Дремлет шмель. Не тронь его,
Воробей - дружок!

Эстетические взгляды Басё сформировались под влиянием китайской философии. Незадолго до смерти он утверждал: "Моя поэзия - вещь бесполезная. Она подобна жаровне для обогревания дома летом, вееру - зимой". Европеец может увидеть в этом высказывании  прославление  "искусства  для  искусства"  и  будет  не  прав. Ибо, высказываясь таким образом, Басё помнил о словах великого даосского китайского мыслителя Чжуанцзы: "Все знают, как полезно быть полезным, но никто не знает как полезно быть бесполезным".
Басё получил широчайшее прижизненное признание. Учиться у него, сочинять вместе с ним стихи считалось величайшей честью. Умер поэт во время своего очередного путешествия.
Великий поэт Мацуо Басё с годами не уходит от своих потомков, а приближается к ним. Нет японца, который не знал бы на память хотя бы несколько стихотворений Басё. Читая его стихи, следует помнить одно: все они коротки, но в каждом из них поэт искал путь от сердца к сердцу.
По прежнему любима, популярна и продолжает развиваться лирическая поэзия хайку (в XIX веке предложили так называть современные стихи, написанные в форме хокку). Современные японские трёхстишия правильно называть именно "хайку". Ежегодно в Японии устраиваются поэтические соревнования по созданию хайку, в которых принимает участие даже император.
Чужих меж нами нет!
Мы все друг другу братья
Под вишнями в цвету.
                  Исса.
                             
Необходимо сказать ещё об одной интересной форме японской поэзии - танка. Основной поэтической формой японского Средневековья была танка (в переводе с японского "короткая песня") - стихотворение, которое состоит из 31 слога и распадается на 5 отрезков в последовательности 5-7-5-7-7 слогов. Рифма в японском стихосложении отсутствует. Из-за краткости танки каждое её слово становилось особенно значимым, а набор тем и предметов изображения ограничен; любой полунамёк должен быть понятен читателю или слушателю сразу. В танке совсем нет повествовательного элемента. Она не столько описывает, сколько выражает отношение поэта к природе, любимому и дорогому человеку - это лирическая поэзия в чистом виде. Такое стихотворение всегда оставляет чувство недосказанности и требует от читателя ответной игры воображения. Считалось, что в пробелах между словами заключено не меньше смысла, чем в самих словах.
Весна уходит…
Не может удержать её
Вечерний сумрак.
Не  оттого ли он сейчас
Прекрасней утренней зари?
                  Сайгё.

Духовная жизнь народа была направлена на поиск во всех предметах и явлениях окружающей действительности красоты, которая представлялась недолговечной, ускользающей и потому печальной. Эмоциональное отношение к миру, ощущение "грустного очарования вещей" окрасили в особые неповторимые тона лирическую поэзию в форме короткого пятистишия - танка, в котором часто через образы природы создавался внутренний мир человека.
Туман весенний, для чего ты скрыл
Те вишни, что окончили цветенье
На склонах гор?
Не блеск нам только мил -
И увяданья миг достоин восхищенья!
                  Ки-но Цураюки.

Сегодня с силою
Внезапного недуга
Нахлынула по родине тоска.
Как грустен этот дым
На синих небесах!
                  Исикава Такубоку.

В этих стихах главный герой - человек. Поэты пытаются рассказать, как человек живёт на земле, о чём грустит, чему радуется, о чём размышляет, что его тревожит, что волнует.
Слишком долго глядел!
К вишнёвым цветам незаметно
Я прилепился душой.
Облетели…Осталась одна
Печаль неизбежной разлуки.
                   Сайгё.

Большая тема японской классической поэзии  в форме танка - это любовь и разлука. Вот где в короткие строчки своих стихов поэты вложили океан чувств - нежность, печаль, счастье, страсть, влюблённость, радость встреч, горечь разлуки.
Пришлось разлучиться нам,
Но образ её нигде, никогда
Я позабыть не смогу.
Она оставила мне луну
Стражем воспоминаний.
                   Сайгё
.
Будто ветер осенний
Тронул струны цитры чуть-чуть…
Только слабый отзвук,
Но уже взволновано сердце
Воспоминанием  любви.
                   Мибуно  Тадаминэ.

В японской поэзии очень много стихов о природе, в которых потаённо звучит тема любви, где эмоции передаются через образы природы.
Небеса затемнив,
Белый снег под своей пеленою
Тает в глубине.
Так сердце моё неприметно
Исходит тоской по тебе.
                    Мибуно  Тадаминэ.
Соловьи на ветвях
Плачут, не просыхая,
Под весенним дождём…
Капли в чаше бамбука…
Может быть, слёзы?
                    Сайгё.

Зарыться в мягкий ворох снега
Пылающим лицом…
Такой любовью
Я хочу любить!
           Исикава  Такубоку.
Предрассветный месяц
Растревожил память о разлуке,
Я не мог решиться!
Так уходит, покоряясь ветру,
Облако на утренней заре.
                    Сайгё.

Классическая  японская литература и  поэзия выделяются своим неповторимым своеобразием  и уникальностью, что притягивает  и  находит поклонников  по всему  миру. В России  японская культура (в том числе и литература) приобретает всё большую популярность  и вызывает повышенный интерес.
Михайловская поэтесса Нина Ивановна Рожнова  прочитала всё, что есть в нашей библиотеке по японской поэзии и сама написала несколько стихов в жанре хайку:
Праздник кончился.
Елочка на обочине дороги лежит.
Больше не нужна.
07.02.07 г.

Уставшие стрелки часов…
Только мастер очистит
Время от ржавчины.
07.02.07 г.

Синичка по снегу
Теплым комочком скачет.
Потеплело на сердце.
08.02.07 г.

Ветер времени
Унёс тепло из моего сердца.
Трудно быть зимой.
22.01.08 г.

Проснулась.
Аромат диких трав.
Разбудил.
19.06.11 г.


 Ещё  о  японской  поэзии: 
Хайку
Загадочная  Япония

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...